23
Октября
2020
Сейчас
ИСКРАЛысьвенская общественно-политическая газета
Главная новость
230-летию Лысьвы – 230 строк Акции «Искры» Акция Армия Бизнес Благоустройство В огороде — с умом Вера Взлётка Визит Власть Война бывает разной Вопрос - ответ Вот это да! Выборы ГИБДД Горожане Горячая тема Два вопроса главе округа Декларация о намерениях Деловые новости День Победы Доброе дело Дороги Есть повод Есть проблема Жизнь Законодательное собрание Защити себя сам Здоровье Знай наших! Знакомьтесь Из неопубликованного Искре-100 Искре-95 Испытано на себе История Лысьвы История «Искры» История и современность Капремонт Коммуналка Конкурсы Консультации Конфликт интересов Красная строка Криминал Круглый стол Культура Лысьва и Чусовой... Лысьвенская библиотека Лысьвенский городской округ Лысьвенский музей Лысьвенский театр Людям о людях Медицина Молодёжь Мужикам МЧС Мысли вслух Мысли по поводу Не возьму в толк Новое в законе Образование Обратная связь Общественный совет Осторожно: мошенники! Отдохнём! Открытие Открытое письмо Парнасские забавы Пермский край Письмо в редакцию По слухам и достоверно Погода Подписка Подробности Покупки Политика Помогите! Поступок Потребитель Почта России Правопорядок Преодоление Пресс-клуб Прецедент Приколы нашего городка Проекты в действии Происшествия Прокуратура сообщает Прямой провод Психология Путешествия Рейд Рождение традиции Связь Село Семья Сказка Событие Социум Спорт Трагедия Традиция Фестивальная Лысьва Финансы Фотофакт Цены Человек года-2007 Человек года-2008 Человек года-2009 Человек года-2010 Человек года-2011 Человек года-2012 Человек года-2013 Человек года-2014 Человек года-2015 Человек года-2016 Человек года-2017 Человек года-2018 Человек года-2019 Человек года-2020 Человек и природа ЧП Экология Экономика Эстафета на призы газеты «Искра» Это мы, Господи... Эхо праздника
Рассылка
Ваш адрес
отказаться

4 ноября – День народного единства. Каково ваше отношение к этому празднику?

Выйти из зоны комфорта

26.03.2019Марина Решетникова Культура

Наш город по праву можно назвать театральным - 75 лет здесь существует старейший в крае из драматических театров. Бросим беглый взгляд на некоторые творческие продукты, увидевшие свет в юбилейный для нашего храма Мельпомены сезон. Поговорим о зрительских вкусах…

ЗРИТЕЛЬ И ЗРЕЛИЩЕ: ЛЫСЬВЕНСКИЙ КОНТЕКСТ
Зрелище, создаваемое театром, было и остаётся продуктом горячо обсуждаемым, а зрительская
аудитория - полярно пристрастной к уже проделанной творческой работе труппы. Часть зрителей, к примеру, на чём свет стоит ругала «Тёмные аллеи», премьерного «Макбета» (режиссёр-постановщик Алексей Тишура) и их создателей за излишнее увлечение пластикой и музыкальной составляющей. Часть склонялась к тому, что это хорошо, ново и заставляет думать по-другому. Задумалась и я. Об особенностях зрительского восприятия того или иного творческого продукта. О самих зрителях. Предметно, на лысьвенском контексте.
Как известно, наиболее объективно всё познаётся в сравнении. Не путешествуя далеко, взяла соседнюю Пермь, поскольку часто бываю там. Нередко хожу в пермский Театр-Театр (по-старому – пермский драмтеатр). Как человек приезжий совершенно не знаю актёрский состав ТТ. Именно там, ради интереса проведя беглый опрос зрителей в антракте «Анны Карениной» (режиссёр-постановщик Владимир Золотарь), отметила странную для нас вещь: большая часть местных театралов этим вопросом так же, как и я, мало заморочена. В больших городах принято ходить не на «Петрова в роли Лира», а на спектакль - удачный либо скандально-спорный.
Передача мнений буквально из уст в уста, эмоциональное восприятие театра через личности актёров – всё это особенности малого города. Причины просты – мы очень тесно и плотно живём, и театр у нас один, без выбора. Отсюда невольное формирование вкусового однообразия. Любим то, что ставят, в той манере, которую задал главреж, и ходим, скажем, на Миронова в главной роли. Это не хорошо и не плохо. Это факт и особенности человеческой психологии. Люди вообще очень не любят выходить из зоны комфорта. Живущие более обособленно провинциалы не любят вдвойне. Именно поэтому не всё, что сегодня происходит на сцене Лысьвенского театра драмы, принимается зрителями безоговорочно.

СТРАСТИ ВОКРУГ «МАКБЕТА»
Нынешний сезон стартовал в нашем театре масштабной драмой «Макбет». Театралы опять разделились на два лагеря. «Мрачно, долго, много музыки и пластики» – возмущались одни. «Испытал настоящий катарсис, «прочёл» через постановку много нового в самом себе. Как точно сюжет двухсотлетней давности перекликается с психологией и бедами современного общества!» - утверждали другие. Волна суждений схлынула. Так кто же был прав? И те, и другие.
Просто одним ближе язык современного театра – стерео-картинка, где часть эмоций и сути постановки передаётся через музыкально-пластические сцены, свет, спецэффекты. А другие предпочитают подходы классического театра времён СССР с упором на игровую актёрскую доминанту. К слову, в «Макбете» ей отдаётся львиная доля инициативы. И артисты лысьвенской драмы Александра Хар-
чилава, Андрей Косарев, Вадим Пугачёв, заслуженные артисты РФ Александр Миронов и Олег Павлов и другие сделали игровые сцены постановки качественно и профессионально.
Драматические события двухсотлетней давности прозвучали в спектакле полифонично не только благодаря полномасштабному задействованию неигровой театральной «механики».
Но в большей степени - через мастерски созданную нашими лицедеями галерею главных и второстепенных ролей.
Всё это слишком современно? Ну, это вряд ли. Я бы назвала лысьвенского «Макбета» вполне себе классической драмой. Он техничен, универсален. Его можно играть в любом городе любым актёрским составом, как раз благодаря хорошему разбору и применению типичных для объёмной классической постановки приёмов: свет, цвет, звук, игра, движение, музыкальность.
Куда более авангардна, к примеру, известная рок-опера Jesus Christ Superstar, которую мне довелось недавно увидеть на сцене того же Театра-Театра. В постановке англичанина Майкла Ханта этот спектакль впервые в России исполнялся оркестром и рок-группой. «Jesus» предстал перед зрителем в эпоху больших городов, технологий и коммуникаций. ТТ пересказал евангельские сюжеты абсолютно нестандартно. Он всё более и более тяготеет к современному музыкальному театру, что видно по его актуальной афише.
Но, тем не менее, и «Иисус», и прочие в оном стиле постановки театра был стократно обласканы как критикой, так и рукоплесканиями пермской публики.

НЕУЮТНЫЙ БУНИН
Много споров вызвала пластическая драма «Тёмные аллеи», идущая в новом сценическом пространстве (бывший средний зал) в постановке главного режиссёра Алексея Тишуры.
«Дьяконов сын, семинарист, приехавший в село к родителям на каникулы, проснулся однажды в тёмную жаркую ночь от жестокого телесного возбуждения…» - так начинается рассказ Ивана Алексеевича Бунина «Дурочка» из его знаменитого цикла «Тёмные аллеи». Цикла, который он сам считал вершиной своего творчества, но обруганного сразу после его написания критикой, заклеймённого пошлым и безнравственным. На деле – пережившем автора и читающемся с пониманием в любое время.
Потому как в нём натурные зарисовки из жизни, о любви. Обычной, человеческой, земной, плотской. И одновременно высокой и недосягаемой, трагично прекрасной. Девять рассказов из этого цикла были взяты за основу одноимённого пластического спектакля в нашем театре.
«Во-первых, конечно, лысьвенский зритель к этому жанру непривычен. Требуется время для осмысления. Во-вторых, не просматривался сквозной сюжет и идея - набор сцен, из которых одна лучше, другая - не так... В-третьих, даже для пантомимы движений слишком много - это отвлекает и раздражает. В-четвёртых, ансамбля не получилось - запоминаются только Александра Кожевникова и Анатолий Лепихин, а вовсе не центральный персонаж в исполнении Андрея Косарева.
Общий вывод - пока «сыро». Не провал, но и не шедевр», - написал сразу после сентябрьской премьеры юбилейного сезона театрал Павел Малофеев.
Задумаемся, о какой непривычности жанра речь? Разве лысьвенцы не смотрели по ТВ пантомим знаменитого клоуна Полунина и его «Лицедеев», прекрасно всё понимая даже без слов? «Тёмные аллеи» - не бессловесная чистая пантомима: это синтетическое действо, где есть и вполне себе от «классической» драматургии много чего. К примеру, заводящие действо реплики и монологи, к слову, довольно удачно выбранные из контекста бунинских рассказов. Пантомима - это лишь часть сценического языка.
Постановка абсолютно живая, постоянно движущаяся и динамичная - и это как раз-таки за счёт обилия движения актёров, их эмоциональной, зачастую чувственной, пластики.
Постановка дышит их дыханием, держит зрителя в напряге практически плотски, кожей осязаемыми эмоциями. И они же выводят смотрящего из этой плотской доминанты неожиданно трогающими душу голосами, пением вживую. Ткань спектакля в нужных местах сшита как внутренней, так и «внешней» музыкальной нитью - точно попадающими в смысловые центры эпизодов звуками плюс дивным декадансом мини-шедевров Александра Вертинского.
Со звукописью здесь тоже всё в порядке. А вот типажные требования к классической драме - ансамбль, центральный персонаж в виде одного какого-нибудь сквозного героя – вообще ни при чём. Центральный персонаж здесь – любовь. Обычная, человечья, круто замешанная на плотском, бытийном.
Не выделила бы в постановке никого из артистов намеренно. Ни создание образов, ни игру. Потому что увидела каждого. Вклад каждого. Лица. Чувства. Портреты разных мужчин и разных женщин.
Спектакль, по моему мнению, исследует анатомию чувства. Вместе с нами, зрителями. С тем, что вышел не шедевр, не спорю. Но с тем, что сыро - не согласна. Вполне состоявшаяся вещь. Мои ключевые слова - интересно, понятно, близко. Пусть не с первых моментов, но вполне читаемо и понимаемо.
Совет неискушённым пока зрителям: если вы страшитесь эмоциональных откровений даже перед самими собой, даже внутри, не «вслух», - не смотрите. Это не ваше. Если же вы не боитесь задействовать при просмотре все ваши эмоционально-чувственные центры, - смело идите. Если любите Бунина, найдёте его в постановке в огромном количестве.
Для меня «Тёмные аллеи» в постановке режиссёра Алексея Тишуры и режиссёра по пластике Светланы Бутузовой - это, без сомнения, столь любимый мной Бунин. Его высокая «поэзия чувств» и всегда щемящая русскость эмоций. Поэзия, которая не зависит ничуть от статусов персонажей, особенно женских - будь то падшая натурщица Катька, простушка Ксения из «Смарагда», уличная девица Поля из «Мадрида»… Поэтому спасибо всем, кто создавал спектакль: поделился чувствами, не побоялся обнажить эмоции.

ЛЮБИМАЯ МЕЛОДРАМА, ПСИХОЛОГИЧНЫЙ ТРАГИФАРС
Их в афише театра по-прежнему достаточно. И это понятно. Ведь совершенно очевидно, что зрителю не всегда хочется производить сложную умственную и душевную работу во время просмотра многоплановых, технически насыщенных спектаклей. Людям очень нравится окунаться в перипетии простых мелодраматических сюжетов, узнавая в героях на сцене себя. Такова вполне себе психологичная постановка «Забор» (режиссёр Алексей Тишура).
Мы улыбаемся и плачем над современными деревенскими «байками» в постановке «Пантелеевна, Мирониха и прочие», от души аплодируем замечательному трагикомичному актёрскому дуэту Анжелы Себеки-
ной и Вадима Пугачёва в моноспектакле «Скамейка» (режиссёр-постановщик Антон Бебин). Ну а как же иначе, если люди и образы, «озвученные» лысьвенскими артистами в этих постановках, близки и считываемы порой до бытовых деталей и штрихов?
Трагифарс – значится в афишной рекламе спектакля «Крик лангусты» (режиссёр-постановщик Виктор Ильев). И, тем не менее, постановка о последнем лете жизни великой актрисы Сары Бернар получилась редкостно лёгкой, прозрачно-тонкой, тёплой. Практически без оттенка «траги». Она пронизана мелодикой совершенно полярных по эмоциональному окрасу переживаний Сары (заслуженная артистка РФ Клавдия Савина), которая словно заново про-
игрывает свою жизнь, оправдывая вечный девиз: «Жить, а не ждать смерти!». Игра тандема: Савина-Лепихин (секретарь Сары - Жорж Питу), украшенная аутентичными, стилизованными «а ля Франсе» гитарными соло Владимира Бело-
бородова – история сколь психологичная, столь и романтическая, с чёткой сценической линией. Именно поэтому - цветы и благодарные аплодисменты всё и весьма близко понявших зрителей в финале.

Вместо эпилога
Так заглянем же внутрь себя и попробуем понять: современный театр – какой он? Чего ищем в нём сегодня мы, современные зрители? Нам нужны лишь старая добрая назидательная классика, весёлые комедии или нечто более объёмное и синтетическое в основе своей, с обилием спецэффектов и музыки? И ответим себе честно – нам нужен разный театр.
Ведь мир и мы в нём переменились, и существенно. А театр - всегда зеркало современного общества и его умонастроений. И в нём сегодня есть всё, что ищем мы, люди разных поколений.
Главное – любить театр и, отправляясь в театральную кассу, всегда чётко знать, для чего туда идём: трудиться душой или отдыхать? А споры о вкусах были, есть и будут всегда. Это то, ради чего, собственно, и трудятся актёры и многочисленные технические службы любимого лысьвенского храма Мельпомены.

Фото из архива театра

 
 0
Социальные комментарии Cackle
перейти к списку статейверсия для печати
Смотрите также:

Яндекс.Метрика